rssRSS
RuEn
«Лучший способ предсказать будущее-это изобрести его»
Алан Кей

Оригиналы и дженерики: вместе, а не вместо

Перевоплощение Большой Фармы
Валерий Юдин, «Еженедельник Аптека» № 27-2009

В течение множества лет крупнейшие фармацевтические компании, представители так называемой Большой Фармы (Big Pharma), работали над тем, как не допустить конкуренции со стороны представителей дженерического бизнеса, – лоббировали принятие законодательства, которое бы продлевало срок патентной эксклюзивности, оспаривали в судах право производить дженерические версии оригинальных препаратов, проводили многотысячные клинические исследования в надежде потом запатентовать еще один способ применения и т.д. Однако теперь многие из представителей Большой Фармы попали в такую ситуацию, что вынуждены сами присоединиться к числу тех, кому противостояли все это время…

…Чаще и чаще сталкиваясь с проблемой окончания срока патентной эксклюзивности на свои оригинальные лекарственные средства, представители Большой Фармы, продолжая свой путь, все больше склоняются к гибридной брэнд-дженерической модели (hybrid brand/generic model).

Четыре из пяти крупнейших мультинациональных фармацевтических корпораций в мире ? «Pfizer Inc.», «GlaxoSmithKline plc.», «Sanofi-aventis» и «Novartis International AG» ? стали активно занимать позицию в дженерическом бизнесе, и другие крупные игроки фармацевтического рынка последовали их примеру.

Так, в конце мая этого года «Pfizer» объявила, что расширяет свой продуктовый портфель непатентованных лекарственных средств посредством заключения двух сделок с компаниями, базирующимися в Индии («Pfizer» серьезно рассчитывает на развивающиеся рынки»). «Pfizer» расширила соглашение, заключенное с индийской «Aurobindo Pharma India», лицензировав у нее коммерческие права на 60 непатентованных лекарственных средств для более чем 70 развивающихся стран в дополнение к 70 препаратам, по которым в марте этого года было заключено начальное соглашение.

«Pfizer» также объявила о сделке с другой индийской компанией, «Claris Lifesciences Limited», включающей 15 дженерических препаратов для парентерального введения, которые «Pfizer» будет маркетировать на территории США, Европы и Австралии под собственными торговыми марками.

А совсем недавно, 10 июня, Дэвид Симмонс (David Simmons), президент одного из коммерческих подразделений (established products unit) «Pfizer», сообщил, что компания планирует расширить ассортимент непатентованных лекарственных средств посредством заключения лицензионных соглашений, приобретений и собственных разработок. Рынок непатентованных препаратов, отметил он, является огромным, при этом растет быстрее, чем может показаться на первый взгляд, и именно поэтому «Pfizer» прилагает сейчас усилия для того, чтобы «вырастить» данное подразделение.

Двумя днями позже глава подразделения «Pfizer» по вопросам деятельности на развивающихся рынках (emerging markets unit) Жан-Мишель Хальфон (Jean-Michel Halfon) сообщил, на рынки каких именно развивающихся стран компания делает дополнительные ставки. Кроме Индии, им были названы Китай, Бразилия, Мексика, Россия, Турция и Ближний Восток. В связи с этим ожидается, что ежегодные объемы продаж на этих рынках к 2012 г. обеспечат компании дополнительные 3 млрд дол. США. Причем Ближний Восток называется одним из самых перспективных регионов для роста продаж.

Почти в это же время «Novartis» объявила, что готова выплатить 925 млн евро (1,294 млрд дол.) за портфель парентеральных дженерических препаратов онкологического подразделения австрийской компании «Ebewe Pharma», которое специализируется на таких противораковых препаратах, как карбоплатин, цисплатин, доксорубицин и эпирубицин («Novartis» приобретает онкологическое подразделение «Ebewe Pharma»).

У этой компании уже есть обширный опыт ведения бизнеса на рынке дженерических препаратов. Так, с 2003 г. она имеет собственное дженерическое подразделение «Sandoz». С тех пор под этим брэндом были объединены другие дженерические фирмы, включая канадскую «Sabex Holdings Ltd.» (август 2004; цена сделки ? 565 млн дол.), датскую «Durascan» (июль 2004 г.; в 2003 г. оценивалась в 25 млн дол), немецкую «Hexal AG» (являющуюся также ключевым игроком на рынке аналогичных биопрепаратов) и американскую «Eon Labs» (последние обе ? в июне 2005 г.; сделка оценена в 7,4 млрд дол.).

Что касается «Sanofi-aventis», то в этом году компания особенно активна в отношении приобретений в сфере дженерического бизнеса. Так, в марте она окончательно завладела чешской компанией «Zentiva» (сделка оценена в 2,34 млрд дол.), занимающей уверенное положение в Восточной Европе и России. В следующем месяце «Sanofi-aventis» приобрела еще две компании: частную мексиканскую фирму «Kendrick Farmaceutica» (сумма сделки не разглашается), а также бразильскую «Medley Pharmaceuticals Ltd.» (сделка оценена в 688 млн дол.).

Следующей компанией, расширившей свое присутствие с мультинациональным размахом, является «GlaxoSmithKline», которая в марте этого года приобрела 16% самой крупной дженерической компании Африки «Aspen Pharmacare» (сделка оценивается в 410 млн дол. США) («GlaxoSmithKline» приобретает 16% долю в «Aspen Pharmacare» ). Эти компании также расширили свое стратегическое партнерство, включающее приобретение в 2008 г. у «Aspen Pharmacare» прав на 20 дженерических препаратов, которые «GlaxoSmithKline» с 2010 г. будет маркетировать под собственными торговыми наименованиями на территории 95 развивающихся рынков, включая Китай и Индию. Кроме того, в марте британский фармацевтический гигант подписал соглашение с американской «Prasco Laboratories», что позволит обеспечить маркетинг и дистрибьюцию многих непатентованных препаратов «GlaxoSmithKline» в США. А совсем недавно британская компания заявила о заключении соглашения с индийским генерическим производителем «Dr. Reddy’s». Благодаря этому соглашению «GlaxoSmithKline» получает доступ к ныне существующему продуктовому портфелю «Dr. Reddy’s», а также продуктам, которые появятся в будущем, всего к более чем 100 препаратам из группы противодиабетических, кардиоваскулярных, гастроэнтерологических, обезболивающих и онкологических средств, которые та будет маркетировать на развивающихся рынках вне Индии.

Еще одна европейская компания, швейцарская «Roche», в конце марта этого года приобрела американскую биотехнологическую компанию «Genentech» (сделка оценивается в 46,8 млрд дол.).

«Merck&Co.» сделала более неожиданный и довольно смелый шаг, вступив в сегмент рынка дженерических препаратов, в декабре прошлого года основав новое подразделение ? «Merck BioVentures», которое сосредоточится на аналогичных биопрепаратах, называемых еще биодженериками. Подобный проект ? первый для американской компании, занимавшейся ранее оригинальными препаратами, ? начнется с биопрепарата, предназначенного для лечения анемии у пациентов, проходивших диализ; компания рассчитывает к 2012 г. заполучить в свой биопродуктовый портфель еще по крайней мере 5 других генерических биопрепаратов.

Для того чтобы помочь себе укрепиться в этом растущем секторе, в феврале «Merck&Co.» объявила, что планирует приобрести портфель аналогичных биофармацевтических продуктов американской компании «Insmed Inc.» вместе с ее производственными мощностями, находящимися в Боулдере, Колорадо (сделка оценивается в 130 млн дол). Продуктовый портфель этой компании включает два продукта, воздействующих на гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (granulocyte-colony stimulating factor), которые в настоящее время проходят клинические исследования III и I фазы соответственно.

«Merck&Co.» также усиливает присутствие своих генериков на рынке Японии, где дислоцируется ее дочерняя фирма «Banyu Pharmaceutical Co. Ltd.», которая подписала сделку с «Mylan Inc.» по продвижению на японском рынке двух ключевых непатентованных сердечно-сосудистых препаратов.

Не меньшее впечатление производят также и японские компании. Так, в октябре прошлого года «Daiichi Sankyo» закончила приобретение индийской «Ranbaxy Laboratories Limited», инвестировав в нее в общей сложности 4,6 млрд дол. («Daiichi Sankyo» и «Ranbaxy» приблизились к завершению сделки» ) и предложив создать гибридный брэнд-дженерический бизнес (хотя последующие проблемы на производстве и введение более строгих стандартов одобрения лекарственных средств регуляторными органами привели к рекордным для «Ranbaxy» убыткам, составившим 335,8 млрд японских йен, или 3,5 млрд дол.).

По мнению Глена Джованнетти (Glen Giovannetti), руководителя исследовательской группы в области глобальных биотехнологий «Ernst&Young», несмотря на финансовый кризис, который, конечно, оказал влияние на инвестиции в биотехнологии, 2008 г. был все же рекордным годом по слияниям и поглощениям компаний («Кризис сделает нынешнюю модель биотехнологического бизнеса нежизнеспособной»).

Однако не все компании оставляют в беспомощном положении свои оригинальные препараты. Так, «Pfizer» нашла довольно оригинальный способ поддержания имиджа брэндов, начав в мае этого года реализовывать в США программу «MAINTAIN» («Поддержка») по обеспечению бесплатного доступа к более чем 70 лекарственным средствам собственного производства для тех, кто утратил медицинскую страховку вследствие сокращения рабочих мест. Бесплатное лечение оригинальными препаратами будет доступно в течение 1 года или пока ставший безработным снова не получит страховой полис («Pfizer» предлагает безработным в США бесплатную Виагру» ). Таким образом, «Pfizer» пытается поддержать не только рынок своих акций, но и поощряет пациентов принимать оригинальные препараты, а не переключаться на их генерические версии как способ сэкономить деньги.

Как уже было сказано выше, самая главная проблема, перед которой рано или поздно оказываются все крупные представители Большой Фармы, – окончание патентной эксклюзивности. В ближайшие 4 года окончание срока действия патентной эксклюзивности ожидает примерно 70 оригинальных препаратов. Так, например, у корпорации «Pfizer» это ряд продуктов, в том числе и мегаблокбастер, препарат Lipitor/Липримар (аторвастатин), применяющийся при гиперхолестеринемии.

По некоторым оценкам, препаратам «Sanofi-aventis», продажи которых составляют более 20% всех продаж этой компании на фармацевтическом рынке США, уже в скором времени угрожает конкуренция со стороны дженериков, в том числе таким продуктам, как Plavix/Плавикс (клопидогрел; маркетируется совместно с «Bristol-Myers Squibb»), Eloxatin/Элоксатин (оксалиплатин) и Taxotere/Таксотер® (доцетаксел).

Большое беспокойство у компании «Novartis» вызывает то, что ее блокбастер, антигипертонический препарат Diovan/Диован® (вальзартан), ежегодные объемы продаж которого составляют порядка 5 млрд дол., утратит патентную защиту в 2012 г.; несколько других препаратов также находятся на грани окончания срока действия патентной защиты.

Препарат компании «Merck&Co.» Cozaar/Козаар (лозартан) оказывается перед необходимостью противостоять конкуренции со стороны генериков уже в 2010 г.

Однако окончание патентной эксклюзивности ? лишь верхушка растущего дженерического айсберга. По мнению Иана Шофилда (Ian Schofield), советника редакторов (Consultant Editor) журналов «Scrip», «Regulatory Affairs Journal» и «Good Clinical Practice Journal», общемировой рынок непатентованных лекарственных средств в год увеличивается примерно на 10–15%, и его рост, вероятнее всего, продолжится в течение еще нескольких лет, особенно в США. С приходом к власти в США правительства Барака Обамы и демократов, которые составляют большинство в обеих палатах Конгресса, усиливается политическая поддержка рынка генерических лекарственных средств. И поскольку на фармацевтическом рынке растет ценовая чувствительность (price sensitivity ? восприятие цены на товары и услуги различными сегментами рынка в зависимости от их социально-демографических, личностных и психографических особенностей), а на горизонте маячит реформа в сфере здравоохранения, американцы становятся склонны к тому, чтобы приобретать более дешевые дженерические препараты.

Увеличение объема рынка непатентованных средств ожидается и в Японии. Так, за прошлые 3–4 года его объем в стране Восходящего Солнца увеличивался приблизительно на 7% в год, и правительство этой страны предпринимает шаги к его дальнейшему увеличению ? по крайней мере до 30% к 2012 г. (Schofield I., 2009). Эта благоприятная обстановка на рынке Японии уже притягивает к себе иностранные компании. Так, «Teva Pharmaceutical Industries Ltd.» учредила совместное предприятие (equally owned venture) с местной «Kowa Pharmaceutical Company Ltd.», а исландская «Actavis» с «Aska Pharmaceutical» организовали в ноябре 2008 г. совместное предприятие «Actavis ASKA Co. Ltd.» («ASKAPharmaceutical» та «Actavis» створили спільне підприємство»).

В Европе ценовое давление (воздействие масштабов конкуренции и ценовой политики конкурентов на действия данной фирмы, то есть проявление ценовой конкуренции) способствует тому, что большинство национальных правительств поддерживает потребление непатентованных средств с целью снизить растущие затраты на здравоохранения. Так, согласно отчету Национального управления аудита Великобритании (National Audit Office) в 2008 г. Национальной службе здравоохранения (National Health Service) удалось сэкономить почти 400 млн  фунтов стерлингов (657,3 млн дол.) посредством использования в системе здравоохранения более дешевых генерических препаратов, особенно это касается терапевтической группы статинов (Financial Management in the NHS: Report on the NHS Summarised Accounts 2007–08. Twenty-second Report of Session 2008–09; www.publications.parliament.uk).

На уровне Евросоюза в качестве зеленого света дженерикам выступила двойная система одобрения непатентованных лекарственных средств: с одной стороны, была введена более обтекаемая децентрализованная, а с другой ? централизованная процедура их одобрения, которая обеспечивает генерическим препаратам доступ на все рынки ЕС. В Европе разработано также законодательство, касающееся аналогичных биопрепаратов.

Именно поэтому в таком контексте предпринятые «Merck&Co.» шаги в направлении аналогичных биофармацевтических продуктов не лишены смысла. Так, европейский опыт показал, что у рынка аналогичных биопрепаратов есть потенциал, и законодательство в отношении одобрения этих препаратов в США проходит очень похожий на европейский путь (например сейчас Конгрессом рассматривается два законопроекта о биодженерических препаратах).

Еще одним фактором, стимулирующим переориентацию представителей Большой Фармы на дженерики, является значительный рост развивающихся рынков, которые начинают составлять все большую и большую часть бизнеса мультинациональных фармацевтических компаний, считает, например, Иан Хайдок (Ian Haydock), редактор журнала «Scrip» в странах Азии. Вполне ярким примером служит все та же «Pfizer», которая планирует занять первое место на этих рынках и, по замечанию Ж.-М. Хальфона, у руководства корпорации даже есть идеи, как этого достичь, несмотря на экономический спад («Pfizer» серьезно рассчитывает на развивающиеся рынки»).

Важность фармацевтических рынков развивающихся стран для Большой Фармы будет только продолжать расти, и глобальные стратегии их развития теперь будут все больше принимать во внимание как медицинские потребности, так и коммерческие возможности таких стран. По крайней мере такие мысли прозвучали в докладах двух спикеров, выступивших на конференции «IBC Drug Discovery and Development Japan» в Токио, Япония, которая прошла в начале июня. Оба выступающих ? представители «GlaxoSmithKline» и «AstraZeneca» ? обрисовали в общих чертах относительно радужную картину для Большой Фармы на развивающихся рынках по сравнению со скромными прогнозами роста в США и Европе, в основном вследствие реформ в сфере здравоохранения и контроля за уровнем издержек.

Конечно же, благоприятные возможности на развивающихся рынках некоторые компании уже отмечали в течение нескольких последних лет, и они были главной причиной уже упомянутого приобретения «Ranbaxy» компанией «Daiichi Sankyo».

Однако то, насколько быстро растут развивающиеся рынки, стало очевидно только недавно. Так, Джудит Хиллс (Judith Hills), вице-президент «GlaxoSmithKline» по вопросам Азиатско-Тихоокеанского, Японского и развивающихся рынков (Vice President, Asia-Pacific, Japan and Emerging Markets) на вышеупомянутой конференции заявила, что, по мнению ее компании, объем 10 главных развивающихся рынков к 2015 г. вырастет в общем до 168 млрд дол. по сравнению с приблизительно 67 млрд дол. в 2005 г. Причиной тому ? увеличение численности представителей среднего класса в этих странах, которые нуждаются в более качественных препаратах и медицинском обслуживании, а также рост количества хронических заболеваний, особенно сердечно-сосудистых.

Темпы прироста общих объемов продаж на развивающихся рынках, которые включают Центральную и Южную Америку, Африку и большую часть Восточной Европы и Азии, выросли более чем в 2 раза, а численность населения развивающихся стран к 2015 г. может достичь 5 млрд человек, ? отметила Дж. Хиллс. Только у «GlaxoSmithKline» объемы продаж на этих рынках в прошлом году достигли 2,3 млрд фунтов стерлингов (3,75 млрд дол.), увеличившись на 12%.

На данных рынках этой компанией среди главных продуктов хорошо представлены брэндированные дженерики, а также Seretide (флутиказон+салметерол) и Augmentin/Аугментин (амоксициллина клавулановая соль); вакцины являются второй ключевой областью интересов «GlaxoSmithKline», оцененной примерно в 1,6 млрд фунтов (2,6 млрд дол.).

Патрик Кехен (Patrick Keohane), глава R&D-подразделения «AstraZeneca» в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Японии, отметил, что объемы продаж продуктов компании на развивающихся рынках в прошлом году достигли 4,27 млрд дол., их рост составил 16%. Вместе с тем в Китае, например, на здравоохранение на душу населения в год выделяется всего лишь 8 дол., поэтому компания вынуждена была искать ответы на вопрос: каким образом лучше всего удовлетворить медицинские потребности таких рынков, что не могло не повлиять на стратегию R&D.

По словам П. Кехена, сейчас на первый план вышло стратегическое усилие «AstraZeneca» выйти на рынок биопрепаратов, и именно такие продукты теперь составляют около четверти новых препаратов в портфеле компании. И, вероятнее всего, «AstraZeneca» будет продолжать свои шаги в направлении разработки биопродуктов, что стало возможным благодаря приобретению в 2007 г. компании «MedImmune Inc.».

Но хотя азиатский и другие рынки развивающихся стран и могут дать представителям Большой Фармы прекрасные возможности для роста, такие проблемы, как защита интеллектуальной собственности, параллельный импорт и контрафактные препараты, все еще доставляют транснациональным корпорациям беспокойство.

Нет ничего удивительного в том, что представители Большой Фармы делают ставку на дженерический рынок, присматриваются к гибридной брэнд-дженерической стратегии как способу отыскать наиболее оптимальный путь, подстегиваемые к тому же экономическими и регуляционными условиями. Но будет ли работать такая стратегия? Большинство крупных транснациональных корпораций, очевидно, думают именно так и уже приняли соответствующее решение. Другие компании, препараты которых окажутся перед истечением срока патентной эксклюзивности через некоторое время, вскоре могут принять эту же стратегию переориентации на дженерический бизнес. Так, такие препараты компании «AstraZeneca», как, например, Arimidex/Аримидекс (анастрозол), Symbicort/Симбикорт Турбухалер (будесонид+формотерол) и Seroquel/Сероквель™ (кветиапин), в ближайшие пару лет столкнутся со все той же конкуренцией со стороны генериков, хотя компания пока еще не сделала шагов в направлении к рынку дженерических препаратов.

Действительно, путь дженерических лекарственных средств не будет всем по вкусу. Компании, чей бизнес базируется на R&D и которых пока не коснулось бремя окончания патентной эксклюзивности, вряд ли будут следовать этим маршрутом ? «Roche», «Bayer Schering Pharma» и «Abbott Laboratories Inc.», например, только частично подвергнуты конкуренции со стороны дженериков. Несколько лет назад «Roche» заявила, что она не интересуется непатентованными средствами главным образом потому, что не так много продуктов утратят патентную эксклюзивность в ближайшее время.

Однако положение дел может измениться, и поскольку рынок непатентованных средств продолжает расти, дженерические компании будут занимать все большую и большую долю главных рынков. И это уже происходит. Так, «Teva» начинает экспансию на рынок Японии, в то время как «Mylan» укрепляет свое положение в Индии и на больших восточноевропейских генерических рынках. «Lupin Pharmaceuticals Inc.», индийская компания, приобрела 51% лекарственных средств «Multicare Pharmaceuticals Philippines Inc.» и ищет благоприятной возможности развивать свой бизнес в Азии, Восточной Европе и Латинской Америке.

Так на кого же могут рассчитывать R&D-компании, которые планируют выйти на рынок дженерических лекарств? Одна очевидная цель ? «ratiopharm», дженерическая компания №1 в Германии, которая была выставлена на продажу владеющей ею семьей Меркле. Пока не вырисовалось какого-либо более-менее четкого претендента, хотя и назывались многие, в том числе «Sanofi-aventis» и «Teva», а позднее, согласно сообщениям «Bloomberg», – инвестиционные группы «Apax Partners» и «Warburg Pincus».

Еще один возможный объект ? исландская компания «Actavis Group», которая недавно вывела на рынок Германии, Ирландии и Нидерландов дженерическую версию пантопразола, после того как 6 мая истек срок патентной эксклюзивности на оригинальный препарат Protonix компании «Wyeth». «Actavis» была выставлена на продажу в январе этого года, хотя затем процесс продажи был приостановлен, очевидно, вследствие того, что потенциальные покупатели посчитали запрашиваемую цену слишком высокой.

Вместе с тем переориентацией Большой Фармы на дженерический рынок все не заканчивается. Вполне вероятно, скоро мы станем свидетелями обратного процесса, когда крупнейшие представители дженерического бизнеса станут овладевать R&D-компаниями. Первый шаг в этом направлении, вероятно, планирует сделать «Teva». По крайней мере, глава этой компании Шломо Янай (Shlomo Yanai) заявил недавно, что «Teva» в настоящее время находится в поиске объектов приобретения, чтобы получить возможность разносторонне развиваться на рынке запатентованных лекарственных средств. Он также пообещал, что данное приобретение может стать по своей величине равным или даже большим, чем поглощение компании «Barr Pharmaceuticals, Inc.» («Teva» планирует развиваться на рынке оригинальных препаратов» ). И, вероятнее всего, «Teva» будет ориентироваться на те компании, у которых в продуктовом портфеле совсем недавно появились или вскоре могут появиться новые препараты, или же брэндированные дженерики, особенно в тех терапевтических классах, где «Teva» не очень активна.

Будет ли это лишь исключением или станет началом конца для haute pharma, когда все смешается и на выходе получится сплошной брэнд-дженерический гибрид?

Портал «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru
06.06.2009